Рачик Петросян
Заместитель руководителя ФАС России

Рачик Петросян: "Мы предлагаем все закупки упростить, унифицировать и перевести в электронную форму"

Заместитель руководителя ФАС России Рачик Петросян рассказал о том, какие изменения нужны в области закупок и как сделать их процедуру понятнее и прозрачнее.

– Как вы оцениваете правовое регулирование закупок в России?

– Закупки за бюджетный счет у нас регулируются Законом о контрактной системе (44-ФЗ), закупки госкомпаний и естественных монополий – Законом о закупках (223-ФЗ). Несмотря на то, что оба закона призваны регламентировать закупочную деятельность, они имеют серьезные отличия друг от друга.

Принципы, погруженные в 44-ФЗ, довольно прогрессивные. Они были изначально заложены в Закон 94-ФЗ, который впервые предусмотрел проведение закупок через электронные аукционы на общероссийских электронных торговых площадках по единых стандартам.

Технология проведения электронных аукционов предусматривает анонимность подачи заявок. Казалось бы, всего лишь одна мера, но она в значительной степени исключила возможность сговора на торгах и обязала заказчика проводить закупки конкурентно и прозрачно. Конечно, за 10 лет существования нормы, недобросовестные госзаказчики научились жульничать, но все равно это большой прорыв. Поставщики услуг поверили и проверили на практике, что они могут честно зарегистрироваться, заблаговременно подать заявку, получить допуск к торгам и выиграть их. На стадии подачи заявок все участники проходят под номерами. Даже заказчик не видит, какая компания под каким номером соревнуется. Тут сговориться практически невозможно. Наименования участников раскрываются только тогда, когда торги состоялись, и был определен победитель.

К сожалению, в некоторой части государственных закупок по-прежнему каменный век – я сейчас говорю об архаичных бумажных конкурсах, предусмотренных 44-ФЗ. В них могут быть злоупотребления: у недобросовестных участников закупки есть возможность открыть заявку, посмотреть на предложенную цену, подсказать ее аффилированной компании. Это как играть в морской бой, зная, где расположены корабли противника. Получается бессмысленное соревнование. Поэтому мы предлагаем перевести все государственные закупки в электронную форму. Соответствующий законопроект уже больше двух лет лежит в Госдуме. Сейчас он подготовлен ко второму чтению. Мы очень надеемся, что в ближайшее время его примут.

– А как обстоят дела с закупками госкомпаний?

– Закупки госкомпаний сейчас представляют особый интерес, поскольку их бюджет составляет порядка 26 трлн руб., что существенно превышает бюджет государственных закупок (около 6 трлн руб.). При этом регулирование закупок госкомпаний осуществляется, к сожалению, по рамочному 223-ФЗ. Главное правило этого закона – если ты что-то закупаешь, размести соответствующую информацию на сайте. Как ты выберешь поставщика, как оценишь его, чем станешь руководствоваться – решать только тебе.

Такая свобода действий госкомпаний, к сожалению, не всегда положительно сказывается на эффективности их закупок. До сих пор только около 5% закупок по 223-ФЗ осуществляется способами «конкурс» и «аукцион». Остальные 95% – это закупки у единственного поставщика и закупки с применением «иных способов» вроде «приглашения к сотрудничеству», «иного не запрещенного законом способа», «прямого контакта», «прямого выбора». Таких способов около 4,5 тысяч, причем многие из них маскируют закупки у единственного поставщика. Поэтому мы предлагаем установить закрытый перечень способов закупок по 223-ФЗ. Для начала такая норма будет распространена только на закупки среди субъектов малого и среднего предпринимательства. Соответствующий законопроект сейчас также в Госдуме.

Важно отметить: мы не предлагаем ограничивать право заказчика на закупку чего-либо без проведения торгов. Если госкомпании нужно что-то купить без торгов, у единственного поставщика, – пожалуйста, только пусть это будет сделано честно и без маскировки под конкурентную процедуру. Заказчик хочет провести конкурс – пусть это будет конкурс, но в нем обязательно должны быть определены критерии оценки заявок, а результат потом должен быть размещен на сайте.

Мы хотим, чтобы закупочная деятельность госкомпаний стала более прозрачной и ясной.

– Считаете ли вы эффективными существующие способы обжалования результатов закупок?

– Нарушения при закупках можно обжаловать в суде и в антимонопольном органе. По отзывам предпринимателей, они не очень любят доводить дело до суда: это долго, дорого и часто лишено смысла. Суд рассматривает одно дело несколько месяцев, и даже в случае выигрыша к этому времени договор уже будет заключен и начнет исполняться, а может, и завершится. Обжалование в ФАС куда проще, быстрее и эффективнее, поскольку позволяет устранить нарушения до заключения договора.

По 44-ФЗ мы рассматриваем жалобы в ускоренном режиме: за пять рабочих дней. За это время мы целиком проверяем всю закупку, выносим решение по жалобе, выдаем предписание, если были допущены нарушения. Результаты нашей работы появляются на сайте в открытом доступе в течение трех рабочих дней. Это создает исчерпывающую ясность для всех участников процесса.

Такой же подход мы применяли и к рассмотрению жалоб по 223-ФЗ. Но пару месяцев назад Верховный суд пришел к выводу о том, что ФАС вправе принимать к ускоренному рассмотрению жалобы только по четырем основаниям. В других случаях мы должны рассматривать жалобу в обычном порядке, т.е. несколько месяцев.

После вынесения определения Верховного суда нижестоящие суды отменили без рассмотрения по существу более 180 решений антимонопольного органа. На наш взгляд, это ухудшило ситуацию с обжалованием для поставщиков. Поэтому сейчас особенно важно поскорее принять законопроект, в котором содержится более широкий перечень оснований для обжалования закупки.

– Нужно ли, на ваш взгляд, ограничивать основания для проведения закрытых процедур и процедур закупки из единственного источника?

– 44-ФЗ и так устанавливает исчерпывающий перечень оснований для проведения закрытых процедур и процедур закупки у единственного поставщика. Поэтому, на мой взгляд, там если и нужны какие-то изменения, то только точечного характера.

В свою очередь, 223-ФЗ требует радикального ограничения количества способов закупки, при этом заказчик должен быть вправе самостоятельно выбрать тот способ, который считает нужным.

Это касается всех закупок, в том числе и закупок юруслуг. По 44-ФЗ в большинстве случаев нет и не может быть аукциона на оказание юридических услуг, поскольку в такой закупке нужно оценивать квалификацию исполнителя. По 223-ФЗ можно проводить и конкурс, и закупку у единственного поставщика. На наш взгляд, в этом вопросе госкомпании должны иметь свободу выбора.

– Что вы думаете о закупках юруслуг?

– Изначально само существо юруслуги предопределяет значительный субъективизм при выборе поставщика – здесь большое значение имеют его профессиональные навыки. Поэтому, на мой взгляд, у заказчика должна быть возможность руководствоваться оценкой квалификации компании, а не определять поставщика, например, по цене.

Другая особенность закупки юруслуг заключается в том, что сложно измерить ее объем. Поэтому предмет и цена контракта обычно устанавливаются за единицу услуги – чтобы в дальнейшем можно было оплатить именно тот объем услуг, который оказан.